Заключение Комиссии историков Латвии и приглашённых экспертов о российском телевизионном фильме «Нацизм по-прибалтийски»

19.01.2006. 13:18

Снятый российской кинокомпанией «Третий Рим» фильм «Нацизм по-прибалтийски» продолжает лживую традицию советской пропаганды. Данная лента абсолютно неприемлема для Латвии. Она носит провокационный характер и содержит явную антилатвийскую пропаганду. «Нацизм по-прибалтийски» способствует разжиганию межнациональной розни. Цель картины очевидна – внушить зрителю, что в годы Второй мировой войны многие латыши были нацистами и совершили военные преступления, а также создать впечатление, что современная Латвия является наследницей нацистского режима. Главная идея фильма – «В Прибалтике возраждается нацизм».

В потоке пропаганды нелегко отыскать истину, поскольку истины в этой картине очень мало. Фильм практически не имеет ничего общего со сколько нибудь приемлемым пониманием истории. Это попытка грубого искажения фактов, которая препятствует объективной оценке событий Второй мировой войны. Очевидно, таким образом авторы картины пытаются отвлечь внимание от страшных преступлений сталинизма против народов Прибалтики и скрыть неоспоримый факт, что Советский Союз частично виновен (если не сказать больше!) в начале Второй мировой войны, и что СССР 22 месяца являлся союзником нацистской Германии.

В фильм включены материалы, которые недоступны другим исследователям, т.к. хранятся в специальных закрытых фондах российских архивов. Методы, которые используют авторы, хорошо известны ещё с советских времён, когда важна была не правда, а утверждения, достоверность которых фактически невозможно проверить. Однако это не мешает объективно оценить общее содержание и идейную направленность картины.

Фильм «Нацизм по-прибалтийски» отличается тем, что содержит нетипичное для столь тенденциозных работ количество фактологических ошибок, не говоря уже о совершенно абсурдной интерпретации событий. Например:

1. Оккупация стран Балтии Советским Союзом в 1940 году в фильме преподносится как «революция». При этом лживо утверждается, что 80% латвийцев выступали против «профашистского» режима Карлиса Улманиса. Чтобы подтвердить «фашистские тенденции» в Латвии, зрителям демонстрируются издания праворадикальных организаций («Угунскрустс» и «Перконкрустс»). А ведь Карлис Улманис сразу после переворота 15 мая 1934 года запретил радикальные организации и стремился подавлять любые проявления экстремизма, в т.ч. и антисемитизма. Евреи, которые подвергались преследованиям на территории нацистской Германии, могли надеятся получить убежище в Латвии. Не будем забывать, что, по различным соображениям, многие страны Европы отказывались принять беженцев из Германии.

Неслыханно абсурдным является утверждение, что депортации 1941 года были произведены с целью избежать гражданской войны. Сложно представить себе более циничную попытку оправдать бесчеловечную политику советского режима. Неужели авторы фильма обладают настолько извращёной фантазией, чтобы утверждать, что 15 424 депортированных, 46,5% из которых составляли женщины, а 15% - дети младше 10 лет, могли быть потенциальными участниками антисоветского восстания?

2. Выдумкой можно назвать приведённые в фильме свидетельства о медицинских экспериментах в Саласпилсском концентрационном лагере, выкапывании пруда заключёнными и разгроме немцев под Аудрини в 1942 году. Другие источники эти данные не подтверждают. В серьёзных исторических источниках невозможно также найти доказательств того, что «Арайс (руководитель крупнейшей латышской зондер-команды – Авт.) и Цукурс (участник этой команды – Авт.) разрывали на куски еврейских младенцев, а Цукурс при этом кричал: «Дайте мне напиться крови». Не имеет под собой оснований и утверждение, что латыши играли значительную роль в подавлении восстания в Варшавском гетто. Недоказуемым является тезис, что без участия местных активистов нацисты не смогли бы осуществить в Латвии широкомасштабный Холокост. Абсурдной является попытка сравнить турецкий геноцид армян (1915-1916) и деятельность латышей, направленную против евреев.

3. В фильме цитируется приказ начальника Главного управления Госбезопасности Р.Гейдриха от 29 июня 1941 года, где сказано, что не следует препятствовать борьбе местного населения с «коммунистами и жидами». Но в то же время авторы картины игнорируют доклад начальника немецкой Полиции безопасности и SD В.Шталлекера от 15 октября 1941 года, где сказано, что необходимо создать впечатление, будто «освобождённые жители по своей инициативе совершили самые жестокие акты против большевиков и жидов..., не открывая роль немецких структур».

4. В фильме постоянно демонстрируются кадры, не имеющие отношения к Латвии. Простому зрителю трудо догадаться, что марширующие в фильме эсесовцы на самом деле не являются латышами и что показанное уничтожение евреев снималось вовсе не на Шкедском кладбище. Это широко распространённые кадры из Польши, Эстонии и других оккупированных нацистами стран.

5. В центре ленты – повествование о латышских легионерах. Материал смонтирован таким образом, чтобы зрителю казалось, что добровольный Латышский легион SS (15-ая и 19-ая дивизии) был не фронтовым формированием, воевавшим против ненавистной советской армии с целью не допустить повторной оккупации, а карательным органом, осуществлявшим репрессии против гражданского населения. Утверждения авторов, что 19-ая дивизия принимала участие в массовых репрессиях против мирных жителей, совершенно не обоснованы. Противоречит фактам также утверждение, что лишь одна дивизии Легиона сражалась на территори Латвии две-три недели, и что якобы латышские войны не могли принимать участие в защите своей страны.

6. В фильме подвергается сомнению решение США о том, что балтийские формирования SS нельзя приравнивать к немецким структурам. Авторы объясняют это решение политической заинтересованностью. На первый план выдвигается приговор Нюрнбергского трибунала (на самом деле, куда более политизированный), согласно которому все подразделения SS признаны преступными организациями. Правда, авторы при этом забывают добавить, что приговор содержит оговорку, где указано, что решение не распространяется на лица, которые «не по своей воле были вовлечены в деятельность данных организаций, а также лица, не принимавшие участия в совершении преступлений».

7. В фильме наблюдается осознанно некорректное использование кинохроник военного времени. Например, как «уникальные» преподносятся кадры из российских архивов, на которых жители Литвы якобы встречают Красную армию с цветами. На самом деле, это кадры возвращения в Вильнюс передовых частей литовской армии в октябре 1939 года.

2006-01-19